Now Reading
«Если бы все ели человеческое мясо, стали бы вы?»: Новая книга заставит переосмыслить систему

«Если бы все ели человеческое мясо, стали бы вы?»: Новая книга заставит переосмыслить систему

«Если бы все ели человеческое мясо, стали бы вы?»: новая книга заставит переосмыслить систему

Представьте себе мир, в котором вирус сделал нечеловеческих животных несъедобными. И, поскольку люди всё ещё жаждали вкуса мяса, в обществе нормализовался человеческий каннибализм. Новый роман аргентинской писательницы Агустины Бастеррика (Agustina Bazterrica) «Особое мясо» (Tender is the Flesh), разворачивается в этой антиутопии, которая способна заставить читателей задуматься о переходе на растительное питание.

Маркос работает на перерабатывающем предприятии, где выращивают и убивают людей для еды. Он вспоминает массовую истерию во время пандемии, источником которой были животные. Его преследуют болезненные картины «людей в жёлтых защитных костюмах, прочёсывающих окрестности по ночам, убивая и сжигая всех животных, которые встречались на пути». Это мир, где животные являются редкостью, и где вместо них объектами эксплуатации стали люди.

Маркос является проводником читателя через все ужасы романа — человеческие бойни («хотя их больше никто так не называет»), кожевенные фабрики, лаборатории, даже охотничьи заповедники. Он показывает читателю, как «скот» убивают и разделывают — то, что многие могли видеть на бойнях в нашем сельском хозяйстве. Он рассказывает о том, как выращивается высококачественное мясо без ускорения роста или генетической модификаци; как людям удаляют голосовые связки, поскольку «мясо не разговаривает»; как нужно оплодотворять женщин, чтобы они не убивали своих детей. Людей больше не хоронят, а кремируют, поскольку участились случаи похищения трупов из катафалков. Голодные, обезумевшие от жажды плоти «стервятники» прячутся в тени, в то время как порядочные граждане покупают человеческие руки в мясных лавках, чтобы съесть их дома с салатом.

Маркос заявляет, что «в конце концов, мясо — это мясо, не имеет значения, чьё оно».

Это утверждение кажется ужасающим, но в то же время — это факт нашей повседневной действительности, пишет газета Guardian. Таким образом, слепое отношение воображаемого общества Бастеррика к человеческим страданиям отражает то, как наше общество может быть слепо к реальным убийствам животных. Та же нормализация потребления мяса; те же самые эвфемизмы в теме питания (потребитель всегда ест сосиски и гамбургеры, а не куски мёртвой свиньи и коровы, которыми эти продукты по факту являются); те же виды эксплуатации.

Фото: Amazon.com

Издательстиво BBC считает, что искусство может сыграть существенную роль в изменении культурного отношения к тому, что мы предпочитаем есть в долгосрочной перспективе. Сама Бастеррика отказалась от мяса в 2014 году после просмотра фильма «Земляне» 2005 года, которые освещает жестокость различных сфер эксплуатации животных человеком — от убоя сельскохозяйственных животных для еда до эвтаназии бездомных животных.

«Спустя годы я проходила мимо мясной лавки в Буэнос-Айресе. Я видела трупы. Я задумалась, что здесь, в Аргентине, мы едим коров, свиней и кур, но в Индии люди не едят коров, потому что считают их священными животными. В Китае раз в год устраивают фестиваль собачьего мяса. И тут ко мне пришло осознание: мясо, которое мы едим, является культурно-обусловленным — мы могли бы есть друг друга», — говорит авторка романа.

Более того, даже если мы, люди, буквально не употребляем друг друга в пищу, предполагает Бастеррика, мы ежедневно «пожираем друг друга в капиталистической системе»: те, кто имеет власть, эксплуатируют менее влиятельных. В «Особом мясе» отражены все формы эксплуатации. Пока мы видим некоторых существ как «других», мы будем их эксплуатировать и выдумывать оправдания и эвфемизмы, или просто молчать.

Книга представляет собой наихудший результат нашей одержимости мясом. Писательница делится, что больше всего ей нравится то, что её книги читают в аргентинских школах, даже за пределами столицы:

See Also
В New York Times вышла статья с названием «Эпохе мяса пришёл конец»

«Я думаю, что подросткам действительно стоит начать подвергать сомнению эту матрицу», — говорит она.

Даже в Аргентине, где обожают стейки, веганство выросло за последние годы — согласно исследованию 2019 года, в настоящее время в стране насчитывается более 4 миллионов вегетарианцев и веганов из 44,5 миллионов населения.

Роман был переведён на десять языков и получил высокую оценку критиков, хотя и был описан как «отвратительный», «тревожный» и «порочный». получила за него престижную премию от крупнейшей медиагруппы в Аргентине — Premio Clarín Novela.

В условиях пандемии роман кажется особо актуальным — как вам в целом идея книги? Как думаете, способна ли она повлиять на читателей-невеганов? Дайте знать в комментариях!

© 2020 vegnews.ru

Scroll To Top